Rambler's Top100



 

Логин:

Пароль:

Каракуль

По некоторым данным считается, что слово «каракуль» произошло от двух слов: «кара» - черный и «гюль» - роза (или цветок). В Средней Азии к черному каракулю так и относятся, как к роскошному цветку – «черной розе». Но кроме черого каракуля существует еще и цветной. По цвету волосяного покрова чистопородный цветной каракуль делят на четыре основные группы: сур (агути), однотонный коричневый, однотонный других окрасок и пестрый.

Основное отличие шкурок овец каракульской породы от других видов мехового сырья наличие так называемых завитков, создающих характерный для каракуля рисунок волосяного покрова. В зависимости от возраста овец и получаемой от них продукции /каракуль, каракуль-каракульча и т.д./ различают и типы завитков.

Лучшие шкурки имеют новорожденные ягнята. Значительное производство каракуля развито в ЮАР, где ежегодно производится несколько миллионов шкурок. Специально отсортированные шкурки белых овец стригутся и обычно окрашиваются для получения так называемого меха "мутон".

В 1549 г. в Вене были изданы "Записки о Московии" австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна. Этому сочинению было суждено стать одним из первых историко-географических бестселлеров в Европе второй половины XVI в. Описания "Руссии", обычаев и нравов вызывали большой интерес у западноевропейского читателя, впервые открывающего для себя загадочную северную страну.

Среди достоверных и точных описаний промыслов, быта и нравов в "Записках" встречаются и описания легенд, преданий. Cудьба одной из них необычна. Это легенда о каракуле.

Каракуль не был известен Европе, как и не был понятен способ его получения. Легенда с фантастическими элементами вызывала сомнения у самого Герберштейна, о чем он указывает в своей книге, однако она надолго стала реальным объяснением для западного читателя происхождения красивого каракулевого меха.

Вот как рассказал легенду о каракуле Сигизмунд Герберштейн: "Между реками Волгой и Яиком, около Каспийского моря, жили некогда знаменитые заволжские татары - могучее царство. Один достойный московит Дмитрий Иванов постельничий Ивана III в походе на Новгород, пристав у литовских послов в 1504 г., участник похода на Смоленск в 1513 г. (умер в 1542 г. - Ю.Ш.), муж важный и достойный всяческого доверия, насколько это возможно у варваров, рассказывал нам про удивительную и едва ли возможную вещь, встречающуюся у этих татар. Его отец некогда был послан московским государем к заволжскому царю. Во время этого посольства он видел некое семя, в общем очень похожее на семя дыни, только немного крупнее и круглее. Если его зарыть в землю, то из него вырастет нечто, весьма походящее на ягненка, в пять пядей высотой (пядь - 18 см, "ягненок" - около 90 см высотой). На русском языке это называется "баранец" (Boranetz), что значит "ягненочек", ибо у него голова, глаза, уши и все прочее, как у новорожденного ягненка, а кроме того, еще нежнейшая шкурка, которую очень часто в тех краях употребляют на подкладки для шапок. Многие утверждали в нашем присутствии, что видывали такие шкурки.

Он рассказывал также, что у этого растения, если только можно назвать его растением, есть и кровь, но мяса нет, а вместо мяса какое-то вещество, весьма напоминающее мясо раков. Копыта у него не из рога, как у ягненка, а покрыты чем-то вроде волос и похожи на роговые. Корень находится у него около пупка, то есть посредине живота. Живет оно до тех пор, пока не съест вокруг себя траву, после чего корень засыхает от недостатка корма. Это растение на удивление сладко, почему за ним охотятся волки и прочие хищные звери и птицы.

Хотя этот рассказ о семени и растении я считаю вымыслом, однако и прежде пересказывал его, как слышал от людей отнюдь не пустых, и ныне пересказываю тем охотнее, что позже, в Германии, многоученый муж Вильгельм Постелл (французский философ-мистик, совершил путешествие по Малой Азии и Сирии - Ю.Ш.) рассказывал мне, что он наводил справки относительно этого рассказа о ягненке, и вот что он слыхал от некоего Михаила, государственного толмача с турецкого и арабского языков в Венецианской республике. Этот Михаил видел, как из пределов татарского города Самарканда и прочих стран, которые прилегают с северо-востока к Каспийскому морю до самой Халибонтиды (местность, населенная халибами, древними племенами, обитавши-ми на побережье Черного моря - Ю.Ш.), привозятся некие нежнейшие шкурки одного растения, растущего в тех краях. У некоторых из мусульман есть обычай подшивать их внутрь шапок, чтобы согреть свои бритые головы, а также прикладывать к голой груди. Однако Михаил не видел самого растения и не знает его имени, знает только, что оно зовется там самаркандским и происходит от животного, растущего из земли наподобие растения. "Так как это не противоречит рассказам других, - говорил Постелл, - то к вящей славе творца, для которого все возможно, я почти убежден в том, что это не просто выдумка". Я пишу так, как они рассказывали, как бы там ни было на самом деле, и пусть каждый сам добирается до истины.

Свои сомнения в истинности рассказа о каракуле Сигизмунд Герберштейн подкрепил свидетельствами также знавшего эту легенду Вильгельма Постелла, человека известного и авторитетного. Видимо, это обстоятельство и послужило "живучести" этой легенды и веры в существование удивительного животного-растения.

В основе рассказа об удивительном растении-ягненке, из которого добывается каракуль, смешаны два понятия. Во-первых, атрибуты и описания среднеазиатских бахчевых культур (арбуза, дыни), а во-вторых, каракулевых барашков, их шкурок-мерлушек. Смешению способствовало, вероятно, сходство терминов для обозначения арбуза и шкурки. Слово "баранец", как отмечает Владимир Даль в "Словаре живого великорусского языка", служило обозначением и молодого барана и растений (плауна, чабреца, богородской травы). Возможно, в XVI в. и арбуз носил название "баранца".

Во время массового заготовления каракулевых шкурок и мерлушек тушки только что рожденных или же преждевременно добытых из утробы овцы барашков выбрасывали, так как кочевники-тюрки не употребляли в пищу мясо недоношенных и неподросших животных, что и привлекало диких хищников.

Интересно, что опубликованный Герберштейном фантастический рассказ об удивительном "баранце", который поведал ему Дмитрий Иванов, неоднократно использовали и другие путешест-венники в Россию при описании татар. Так, эту легенду пересказал знаменитый гольштинский посол Адам Олеарий. Пересказ легенды многими путешественниками по России также способствовал вере в чудесное происхождение одного из красивейших мехов - каракуля и росту популярности этого меха в европейских странах.

Юлия Шустова, канд. ист. наук


Закон спроса и предложения как никогда актуален для современного каракулеводства. Потребность в расширении ассортимента каракульских шкурок новыми, более привлекательными расцветками и сортами в свое время подтолкнула к созданию внутрипородных типов сурхандарьинского сура с бронзовой, платиновой, янтарной расцветками, а также заводских типов розовой и белой окрасок. Узбекский институт каракулеводства вывел самаркандский тип белой окраски. Белый каракуль пытались получить в Намибии и ЮАР.

Бесспорно, заменить трудоемкую селекцию окрашиванием каракульских шкурок в разнообразные цвета было бы проще и быстрее (например, в Западной Европе искусственно получают более 80 цветов и оттенков каракуля). Однако, любое крашение дает усадку шкурок по площади (около 15%), влияет на носкость готового изделия, упругость волосяного покрова, стойкость цвета к выгоранию. Кроме того, уникальность каракульской породы состоит в необыкновенной пластичности ее генофонда, позволяющей использовать отдельные "нужные" элементы для начала создания новой расцветки. Это же огромное поле работы для селекционеров!

Оказывается, понятие "расцветка" включает в себя представление о генетически и морфологически обусловленных отклонениях в пределах какой-либо окраски (масти). По интенсивности пигментации каждая из каракульских окрасок, кроме черной и белой, имеет несколько вариаций, а сур различается еще и по контрастности в окрасе нижнего и верхнего ярусов волосяного покрова. Например, для расширения гаммы сурхандарьинского сура (Узбекистан) были созданы расцветки темных тонов, которые назвали антрацитовая и черно-платиновая. Обе они имеют черную окраску нижнего яруса волосяного покрова и белую - верхнего. Неповторимость каждой из этих расцветок обусловлена разной длиной белой вершины волоса: у антрацитовой не более 20% длины волоса, а у черно-платиновой - 30-40%. Чтобы получить такую красоту, селекционеры в течение продолжительного времени (в нескольких поколениях) проводили отбор на удлинение осветленной вершины волоса и на утемнение нижнего (основного) яруса волосяного покрова, иначе говоря, - отбор на усиление контрастности двух ярусов, что придало каракулю особую яркость.

Н.С. Гигинейшвили, доктор сельско-хозяйственных наук, лауреат Государственной премии СССР


* Полный список предприятий находится в рубрике Жёлтые страницы Gold Fox в соответствующих разделах. Указаны адреса, телефоны, дополнительная информация.

** Список товаров предприятий находится в рубрике Торговый каталог Gold Fox .


Покупаем хвосты куницы в любом количестве тел. +7-911-252-15-72, +7-911-951-21-17