Rambler's Top100



 

Логин:

Пароль:

Соболиный клондайк

«Что до значения Мангазеи в истории торговли Сибирского края, то... ясно видно, что она начинала уже занимать важное место, и, если бы не гибельная таможенная система, так деспотически господствующая над нашей древней торговлей, то нет сомнения, что Мангазея стала бы одним из главных пунктов Сибири».
Князь М.А.Оболенский (1781 год)

У каждого явления, события и периода истории своя временная ниша. Одни продолжаются столетия, другие отмеряются целыми эпохами, а третьим уготована судьба падающей звезды — внезапно появиться, теплом и ярким светом озарить исторический небосклон и быстро исчезнуть. Таким феноменом, сокровищем и жемчужиной Заполярья, мощным форпостом Русского государства на Крайнем Севере был город, порт, крепость и торговый центр —- Мангазея.

«Златокипящая Мангазея» — благословенная вотчина, просуществовавшая 72 года (1601-1672 гг.). Своей славой город обязан ценным пушным зверям — соболям, бобрам, белкам, куницам и проч. Нив одном сибирском городе не было таких богатых сборов меха и пушнины, как в Мангазее. Мангазея была золотым дном как для российской государевой казны, так и для торговых и промышленных людей. Велико было влияние Мангазеи на судьбы Сибири, на дальнейшее ее освоение, на развитие арктического мореплавания на Руси.

Город стал отправным пунктом для тех, кто шел на Енисей, на Пясиду (Таймыр), к великой реке — Лене. Для многих наших современников в историческом отношении Мангазея остается неведомой землей. Ее уже давно нет на географических картах, и нет ничего, что указывало бы на ее существование. Город Мангазея был основан в 1601 году по постановлению царя Бориса Годунова, а в 1672 году по приказу царя Алексея Михайловича, все население этого города перешло к Ту-руханскому зимовью, где и образовалась Новая Мангазея (нынешний Туруханск). А «златокипящая» превратилась в обычное заполярное ясачное зимовье.

Почему все так произошло? Почему эта маленькая земля, являвшаяся объектом внимания не только русских правителей, но и иностранных торговцев, вдруг исчезла? Чем можно объяснить столь стремительный взлет и бесславную кончину?

В 2001 году Мангазее — «Соболиному Клондайку», исполняется 400 лет. Об этом удивительном городе наш сегодняшний рассказ.

Когда на Руси узнали о Мангазее

Полярный Север издавна славился драгоценной пушниной, кожей и жиром морских животных, моржовыми клыками, костью мамонта и другими сокровищами. В древних преданиях и летописях поведано о том, что путь на Крайний Север прокладывался многими столетиями. В водах «Студенного моря» бывали легкие корабли норманнов более 1000 лет назад, но достоверных сведений об этом не сохранилось. Русские летописи говорят, что сотни лет тому назад по суровым водам этого моря смелые новгородские крестьяне шли в неизведанные края за драгоценной пушниной, на промысел рыбы и морского зверя. Они собирали дань с самоедов, живших по западную сторону «Каменного пояса» (Урала). В 1364 году новгородцы уже ходили на реку Обь и вели войны с местным населением. Но точно не известно, каким путем они достигали упомянутой речки — морским или через «Камень» (Урал). Достоверно известно, что в 1484, 1499-1500 гг. войска Ивана III совершают походы в Югорскую землю через «Каменный пояс». Однако и из этих данных нельзя еще сделать вывод о сношениях новгородского и московского государств с Мангазеей, хотя можно и предположить, что Мангазея (как территория) может быть и под другим названием была известна русским и даже иностранцам (голландцам, англичанам, немцам).

Первые упоминания о Мангазее в работах русских историков прошлого относятся к XVI веку. По утверждениям М.Д.Чулкова «жители Северной страны для получения мягкой рухляди*'" как прежде, так и по построении города Новохолмогоры (с 1613 г. — Архангельск) ездили на реку Обь и до Мапгазеи. Кочи свои, приехав из двинского устья в р. Кару, оставляли обыкновенно на этой реке, сухим путем шли до другой реки, впадающей в Обскую губу, на которой строили новые суда и на них далее отправлялись».

В трудах известного исследователя Д. Анучина мы находим следующее: «В конце XVI века пинежане и мезенцы били царю челом и просили их пожаловать, позволить ездить промышлять и торговать в Мунгазею, морем и Обью рекою, на Таз и на Пур и на Енисею». Кроме того, отмечается, что на картах Меркатора (1587 г.) и Баренца (1598 г.) страна, расположенная к востоку от низовьев р. Оби, фигурирует под названием Монгазеа (Мондогзеа). Об этом также упоминается в различных инструкциях голландским и английским экспедициям XVI в., а также и в отчетах этих экспедиций. Так, известный английский путешественник в Московию и Персию Джснкинсон, на своей «карте России, Московии и Татарии» (1562г.), за Югорией к востоку от р. Оби, показал страну Мо1дотга1а. С уверенностью можно предположить, что Мангазся была известна отдельным предприимчивым людям. Тем не менее, московское правительство долгое время об этом либо ничего не знало, или зна ло очень мало. Только к концу XVI в. до Москвы стали доходить некоторые сведения о путных бо гатствах этого края. И вот в 1598 г. царь Федор Иванович, на основании этих сведений, отправляет в Мангазею и Енисею Федора Дьякова "со товарищи" для проведывания этих земель и для обложения тамошних инородцев ясаком. Дьяков возвратился в Москву в 1600 году. Видимо, он же первый и сообщил правительству, что пустозерцы, вымичи и другие торговые люди московских городов уже наложили руку на мангазейскую и енисейскую самоядь, и собирали с них в свою пользу дань, а говорили, что собирают ясак па государя.

Русский город Мангазея

В 1600 г. Московское правительство приняло ре-щение о направлении экспедиции в Мангазею для подчинения тамошних самоедов и для основания в устьях р. Таза острога. Летом этого же года экспедиция из Тобольска, под руководством князя Мирона Шаховского и Данилы Хрипунова отправилась на коче и трех коломенках. По р. Иртышу они спустились в р. Обь, а с Оби прибыли в г. Березов. Здесь по указу государя уже были приготовлены новые морские кочи и дополнительное усиление бе-резовскими казаками. Усиленная также съестными припасами и товарами, экспедиция двинулась в Мангазею. Едва только экспедиция вышла из Оби в Обскую губу, как попала в сильный шторм и потерпела кораблекрушение. Три кочи были совсем разбиты, две коломенки были прибиты к берегу и затоплены водой, мука и толокно в них подмокли, а крупа и соль затонули. Дальнейшее следование водой оказалось невозможным. К этому времени уже начались заморозки, а до Мангазеи было еще слишком далеко. Участники экспедиции повернули назад и, добравшись до Пантуева городка, решили там остановиться. Отсюда Мирон Шаховской и Данила Хрипунов доносили царю, что в 1600 году добраться до Мангазеи не могут.

Весной 1601 г. Москва принимает решение о посылке второй экспедиции под началом князя Мо-сальского и Савлука Пушкина. На этот раз подготовка к экспедиции проходила более тщательно. Экспедиция была хорошо вооружена, обеспечена всеми необходимыми товарами и продуктами, хорошо экипирована. Кроме того, в своем составе она имела проводников и толмачей (переводчиков). Так же как и первая Древнерусское экспедиция, вто- ледовое судно которая вышла из Тобольска (летом) и благополучно прибыла в уже готовый город (это говорит о том, что все-таки участники первой экспедиции добрались до Мангазеи и занялись строительством). Он стоял на р. Таз, в двухстах верстах от устья между впадающими в нее речками Осетровкой и Ратилихой. Наказом, который они привезли с собой, новым воеводам предписывалось, «укрепившись в тазовском городе, прежде всего учесть по книгам Мирона и Данилу и отпустить их в Москву, а служилых людей, бывших с ними, — по городам, откуда последние взяты, и если не будет необходимости, то из всего войска, прибывшего с ними в Мангазею, оставить у себя только 100 человек». Затем велено было им пригласить в острог князьков - самоедов и сказать им жалованное слово: «что прежде сего приходили к ним в Мангазею и Енисею вымичи, пустозерцы и многих государевых городов торговые люди, дань с них брали воровством на себя, а сказывали на государя, обиды, насильства и продажи от них были им велики, а теперь государь и сын его царевич, жалуя мангазейскую и енисейскую самоядь, велели в их земле поставить острог, и от торговых людей их беречь, чтобы они жили в тишине и покое... и ясак платили в государеву казну без ослушанья и быть им под высокою государевой рукой неотступно». Тот же наказ предписывал послать служилых людей по городам и волостям, «чтобы они переписали самоедов, взяли в острог заложников и обложили новых подданных ясаком. Велено также собрать в острог торговых и промышленных людей, расспросить о тех путях, которыми они ходят в Мангазею и к Енисею, сколько бывает их там в год и какими товарами торгуют с самоедами. Все это записать и отписку отправить в Москву. Кроме того, торговым людям запрещалось торговать заповедными товарами — панцирями, шеломами, копьями, саблями, топорами, ножами или иным каким железом и вином, а другими предметами они могут торговать вольно, платя десятинную пошлину в государеву казну с торговли, промыслов и всяких запасов».

Таким образом, в 1601 году был основан первый в Восточной Сибири за Полярным кругом русский город — Мангазея, быстро распространивший свое влияние на огромные сибирские земли от Обской губы на западе до Великой реки Лены на востоке, от безмолвной страны арктических льдов Северного океана и суровой Пясиды (Таймыра) на севере почти до границ могучего и священного моря Байкал на юге.

Город Мангазен был построен на высоком и крутом берегу над рекою Таз с соблюдением исконно русских народных градостроительных традиций: пятибашепный кремль, церкви под шатровыми крышами, терема с ажурной вязью деревянных украшений. Кроме кремля и трех церквей в Мангазее находились часовня Василия Мангазейского убиенного, воеводский двор, съезжая изба, таможенная изба, пороховой и винный подвалы, гостиный двор с двадцатью торговыми лавками, амбары, два хлебных магазина, соляная лавка, два питейных дома, торговая баня, тюрьма и двести частных домов, образующих четыре улицы. На каждой кремлевской башне были по три-четыре затинных пищали с запасами ядер и пороха. С высоты этих башен хорошо просматривались как все окресные территории, так и акватории рек Таза, Ратилихи (Ратиловки) и Островки, куда заходили отечественные и иностранные суда.

О происхождении наименования города существует несколько версий. Во втором томе Руской Исторической Библиотеки («РИБ») напечатана рукопись князя М.А.Оболенского, в которой ут верждается, что «после того, как устроился г. Березов, из него постояннона восток посылались разного звания люди, как для приобретения новых земель державе русской, так и для обогащения казны ясаком. Прежде всего были отысканы тазовские самоеды. Что бы сделать для них более приятным новое поддан ство, березовские служилые люди построили на ре ке Тазе магазин, куда ежегодно через Березов при возился провиант из Тобольска. Провиант этот раз давался диким самоедам бесплатно, но и не даром, именно: они должны были давать взамен разные меха. Познакомившись с употреблением хлеба, ко торого прежде не знали, самоеды научили тому и других дикарей, так что вскоре целые орды стали приходить к магазину и приносить меха. Когда таким образом постоянно сосредоточивалось у магазина большее и большее народонаселение, оказалось необходимым построить город — и он был построен на реке Тазе... и получил название Мангазеи... По крайней мере мы нисколько не сомневаемся, что Мангазея есть перефразированный «магазин» (РИБ, т. II, стр. 1127-1128). Того же мнения придерживается и Б.М. Житков. Академик Г.Ф. Миллер дает свою версию: «...из Березова старались проведывать лежащие оттуда к востоку места при реках Пуре, Тазе и Енисее и понеже при реке Тазе нашли некоторый род самояди, называемой Мокасе, то сие подало повод к названию тамошней страны по российскому произношению «Мангазея». Д.Анучин придерживается же точки зрения, что название как страны («Молгомзея», «Молгонзся», «Мунга-зея» и наконец «Мангазея») так и города произошло от реки — Молганзея, Мунгазей — так раньше именовалась река Таз. Мы думаем, что историки и географы еще скажут свое слово по этому вопросу.

Сказочные богптства Мангазеи

С казочно богата была земля Мангазеи. Здесь обитали: белый медведь, северный олень, песец (голубой, белый, черный), сибирский или обский лемминг (пеструшка), знаменитый мангазейский заяц (некоторые предприимчивые промышленники в песцов подмешивали этого зайца), куница, горностай, белка, бобр, выдра, ондатра, лисицы (степные красные, огневки, сиводушки, чернодушки, крестовки, черные лисицы: буренья, бурые, чернобу-рые, черные; белая лисица), рысь, росомаха, волк, бурый и черный медведи, лось («сохаты»), марал и, конечно — соболь. Мангазея справедливо представлялась естественным зверинцем, неисчерпаемой кладовой драгоценной мягкой рухляди.

Неисчерпаемы были и рыбные богатства Мангазеи. Осетр, нельма, муксун, чир, сырок, сельдятка и многие другие виды рыб — все это составляло славу Мангазее. Недра этого края были богаты и золотом, драгоценными камнями, рудами, что вызывало дополнительные приливы вольных людей, искавших счастья и богатства.

Как отмечал П.Н. Буцинский, «поймать десятка два седых соболей, ценою рублей по пяти каждый, или штуки две черных лисицы по 100 и по 300 руб. по московской цене. После такой добычи совершенно нищий сразу делался богачом. И такие счастливцы бывали. Например, в 1624 году один сибирский воевода писал в Москву, что Иван Афанасьев

в прошлом 1623 году «угонял» две черных лисицы — одну в 30 руб., а другую в 80 руб. Допустим, что Афанасьев был человеком совершенно бедным, не имел никакого пристанища, шатался, по тогдашнему выражению, между дворами и питался Христовым именем. А продав черных лисиц за 110 рублей, кем он стал?

На вырученные деньги он мог купить по тогдашней средней цене двадцать десятин земли (20 руб.), прекрасную хату (10 руб.), пять добрых лошадей (10 руб.), десять штук рогатого скота (15 руб.), два десятка овец (2 руб.), несколько десятков штук разной домашней птицы (3 руб.) — словом, полное хозяйство. Если же имел право, то в Сибири мог еще купить пять пар рабов (20 руб.). Да у него еще оставался бы капитал про черный день в 30 руб., а это сумма порядочная».

Другой исследователь — Н.В. Латкин, рассказывая о богатстве Мангазеи, писал так: «на Енисее обилие пушных зверей было таково, что соболей били палками во дворе острога, а у приходивших в острог ясачных тунгусов лыжи были подбиты собольим мехом».

Среди всех видов деятельности, создававших прочность и устойчивость экономического развития Мангазеи, основной — пушной промысел. Он становился народным промыслом, и пожалуй, единственным источником существования местного населения.

Развитию пушного промыслового движения в Сибири в значительной степени способствовал и внешний фактор. Начиная с середины XVI века на зарубежных рынках резко повысился не только спрос на русскую пушнину, но и возросли цены на нее. Пушнина в то время была единственным товаром, в обмен на который можно было получить любые товары, как отечественные, так и иностранные.

Торговых и промышленных людей, временно проживающих в Мангазее, было очень много — от 600 до 1000 человек ежегодно. Практически они не жили в городе, а имели только приют и держали здесь склады товаров и промышленной добычи, а сами почти круглый год разъезжали по мангазей-скому уезду ради торгов и промыслов. На ежегодные ярмарки сюда съезжалось до двух тысяч человек и более, а на пристани собиралось до 200 различных судов.

Как писал М.Чулков, что «в сим городе бывает ярмарка в летнее время в июне и июле месяцах. Торги бывают с Великороссийскими и Сибирскими разных городов купцами покупкою всяких уловленных зверей Сибирских и продажею мелочных товаров Российских». В течение всей первой половины XVII века Мангазея оставалась мощным русским форпостом в Восточной Сибири, крупнейшим ее торговым и административным центром, откуда производилось открытие и присоединение к России северных и восточных земель Сибири и куда стекались огромные количества пушнины с большей части Енисея и далекой Лены. Важно отметить, что усилиями мангазейских мореходов («вожей») был проложен первый заполярный морской путь, связавший Европу с Азией и положивший начало регулярным сношениям между этими континентами. Большую роль этот путь играл и в вывозе пушнины из Мангазеи.

Конец Мангазее

Ирония судьбы, парадокс жизни — обилие драгоценных пушных зверей в Мангазее (в первую очередь соболя) стало одной из главных причин конца «Соболиного Клондайка». Спрос на пушнину постоянно рос, что в свою очередь привело к увеличению налоговых ставок в Мангазее.

Существующие в то время налоги можно было свести к трем видам — дань, пошлины и оброки (местные названия налогов: ясак, поминки, десятинная (десятая) пошлина, сороковое, городовое, поголовное, поживотное, амбарное, поворотная, печатная пошлина и др.). Отметим главные из них — ясак и десятинная пошлина. Они составляли важную статью доходов для царя и местной казны. Ясак — дань, которую платило местное население в виде натурального налога (шкурками соболя). Размеры его колебались (в основном постепенно возрастали). В некоторых случаях необходимо было вносить до 22 шкурок соболя на человека в год.

Кроме ясака, местное население вносило в царскую казну так называемые «поминки» (или подарки), что по существу являлось дополнительным налогом к ясаку. Поминки также оплачивались шкурками соболя. Десятинная соболиная пошлина взималась с промысловой и покупной пушнины. Каждая десятая шкурка также отдавалась в казну. Примечателен и такой факт. За особые заслуги перед Отечеством в 1635 году Мангазее были вручены серебряная государева печать и герб города(на гербе был изображен олень). Но то и удивительно, что с получением этой печати было велено собирать и печатную пошлину.

Обилие налогов и их высокие ставки ложились тяжелым бременем на местное население, зверопромышленников. Это заставляло промысловиков все больше и больше добывать зверя. Животный мир края хищнически истреблялся.

Население стало искать более отдаленные места, куда еще не достигла государева власть. Осваивались новые регионы, торговые и промышленные люди уходили из Мангазеи дальше на восток. Деловая активность постепенно угасала в городе. Он терял свое значение форпоста России в Восточной Сибири. А со временем слава города угасла, и он затерялся в бескрайних районах Заполярья.

Б.М.Житков. "Город Мапгазея и торговый путь через Ямал." «Путешествия и география», 1903, №5
Г.Ф.Миллер «Описание царства Сибирского и всех происшедших и нем перемен». СПб, 1750 г.
П.Н.Буцинский. «Мангазен и мангазейский уезд 1601-1645 гг. Харьков, 1893 г.
Н.В. Латкин «Енисейская губерния, ее прошлое и настоящее. СПб., 1892 г.
М.Д.Чулков «Исторические описания Российской коммерции при всех портах и границах, от древнейших времен до ныне настоящего», М., Т.1. 1781 г.
"Мягкая рухлядь" — здесь и далее: историческое наименование меха и пушнины.
"Коч" — Древнерусское ледовое судно
Д.Лнучнн. «Город Мангазея и Мунгазейская земля>\ Землеведение Кн. IV, 1903 г.


* Полный список предприятий находится в рубрике Жёлтые страницы Gold Fox в соответствующих разделах. Указаны адреса, телефоны, дополнительная информация.

** Список товаров предприятий находится в рубрике Торговый каталог Gold Fox .


Покупаем хвосты куницы в любом количестве тел. +7-911-252-15-72, +7-911-951-21-17