Добыча меха в россии. Пушное звероводство в России: история и современность
 




 

Охота и звероводство в России. Добыча меха в россии


Пушное звероводство в России: история и современность

Звероводство – отрасль животноводства по разведению в неволе ценных пушных зверей для получения шкурок. Доля России по объемам производства пушнины в мире на данный момент составляет 5%.

Звероводство – отрасль животноводства по разведению в неволе ценных пушных зверей для получения шкурок.

На Руси пушнине всегда придавалось особое значение. В конце XIX в. соболиный мех на вес ценился дороже, чем золото. Пушнина была долгое время главным валютным фондом России: на экспорт шли меха соболей, лисиц, белок, бобров, куниц, горностаев, выхухолей. Центром меховой торговли до XVIII века был Новгород, затем им стала Москва. Меха использовались вместо денег, ими платили штрафы, подати, пошлину, плату за проезд, ученье, церковную службу. В летописях сообщается, что в 883 г. древляне с каждого дома сдавали князю Олегу по куньей шкурке. Мехами "жаловали" за заслуги перед отечеством, за службу в армии.

В XVIII веке в России начали разводить пушных зверей. Молодых особей отлавливали и выращивали в неволе. Это называлось "избяное" звероводство. Существовало еще и "островное" звероводство: в Сибири и на Дальнем Востоке зверей выпускали на острова. Они там размножались, и их легко было отловить. Впервые это сделал русский мореплаватель Андриян Толстых. В 60‑х годах XVIII века он привез на острова Алеутской гряды голубых песцов, отловленных на островах Северного Ледовитого океана.

В середине XIX века получило развитие клеточное звероводство. Первые зверофермы появились в Московской, Санкт‑Петербургской и Тобольской губерниях. Там разводили серебристо‑черных лисиц, голубых песцов, соболей, норок. В промышленных масштабах пушным звероводством начали заниматься в 20‑30‑е годы ХХ века.

Звероводство было делом государственным. Так 30 января 1919 года Высший Совет народного хозяйства постановил: "вся пушнина в сыром, выделанном и окрашенном виде, в шкурах и мехах, имеющаяся на складах на территории РСФСР в настоящее время, а ровно и та, которая будет добываться впредь, продается и заготавливается по твердым ценам исключительно государством". Первый декрет о регулировании рациональным использованием пушных заготовок был подписан в 1920 году Владимиром Лениным.

В годы Великой Отечественной войны пушные звери эвакуировались в тыл наравне с заводами, производившими продукцию для фронта.

В бытность СССР звероводством занималось около 600 сельскохозяйственных предприятий.

В 1964 году по объёмам производства клеточной пушнины СССР вышел на второе место в мире после США, а в 1970 году – на первое место. В 1980‑е годы на долю СССР приходилось 35% мирового производства шкурок норок и песцов, 60% лисиц и 100 % соболей клеточного разведения. Доля России среди всех союзных республик составляла 85 %, а по соболю – 100%.

За последние десятилетия Россия утратила передовые позиции по объёмам производства, его доля в мире составляет менее 5%.

Мировое производство клеточной пушнины за последние 10‑15 лет увеличилось на 40‑50% и составило в 2008 году около 55 млн. шкурок. За этот период в Российской Федерации производство пушнины сократилось в 4‑5 раз, ее производство в 2009 году не превысило 2 млн. шкурок. Сократилось поголовье выращиваемых зверей и самих зверохозяйств (с 600 и более до 30).

В период перехода к рыночным отношениям Россия утратила более половины генофонда пушных зверей, в том числе норок цветных типов окраса, пользующихся сегодня на меховом рынке наибольшим спросом. Более 80% поголовья норки относится к стандартной породе. На долю цветных пород (сапфир, пастель, серебристо‑голубая и др.) приходится лишь менее пятой части поголовья.

Вместе с тем Россия является единственным государством, поставляющим шкурки соболя на мировой рынок. Объемы продаж его только на Санкт‑петербургском аукционе превышают 350‑400 тыс. шкурок в год (при этом доля шкурок клеточного происхождения составляет только 20‑25 тыс.). Начиная с 2004 года, средняя цена на шкурки соболя выросла более чем вдвое. Спрос и высокий уровень цены сохранились и в условиях финансового кризиса.

Многие ведущие специалисты по соболю сходятся во мнении, что популяция данного вида находится в стадии устойчивого роста. Однако соболь в последние годы стал единственным охотничьим объектом, позволяющим промысловикам и коренному населению Сибири заработать. Соболя промышляют все, кто имеет доступ в таежные угодья. В сложившихся условиях, отмечают эксперты, популяция дикого соболя будет сокращаться и в будущем придется вводить ограничения по его добычи.

Актуальной становится роль клеточного соболеводства. Разработана Программа развития соболеводства до 2020 года. Но, по словам президента Российского пушно‑мехового союза Сергея Столбова, с апреля 2010 года проходят многочисленные согласования в департаментах Минсельхоза.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

ria.ru

Меховая промышленность - Википедия

Звероводство (с конца XX века также используется словосочетание «меховая индустрия» — буквальный перевод с английского) — отрасль животноводства по разведению в неволе ценных пушных зверей для получения шкурок. Объекты звероводства — норка, голубой песец, серебристо-чёрная лисица, нутрия, соболь, речной бобр, шиншиллы и другие животные.

С 60-х годов XX века отрасль подвергается резкой критике борцов за права животных и противников натурального меха.

История звероводства[ | ]

В Российской империи[ | ]

В Российской империи впервые пушное звероводство возникло в XIV веке в северных районах. Местное население занималось выращиванием с целью получения шкурок выловленного на воле молодняка лисиц и песцов внутри изб и придомовых построек (т. н. лисятники). Одновременно существовала и охота на зверя, которая была намного рентабельней «избяного» звероводства.

Важную роль в становлении российского пушного звероводства сыграл А. В. Мальнер, написавший первую книгу по звероводству. В 1900 году он (по другим данным — О. В. Маркграф) основал «Российское общество хозяйственного разведения промысловых животных и представителей дичи».

В 1917 в России насчитывалось 23 мелкие частновладельческие любительские . Там содержалось небольшое количество малоценных в хозяйственном отношении зверей, в частности, красная лисица и белый песец.

В СССР[ | ]

В 1928 году в ССР были созданы первые специализированные звероводческие совхозы для производства пушнины на экспорт. Среди них — Ширшинский Архангельской области, Пушкинский и Салтыковский Московской области, Тобольский Тюменской области.

В первые годы советской власти разведением пушных зверей занимались представители частных хозяйств, появившихся в годы НЭП.

В январе 1930 года был учреждён государственный Всесоюзный пушной синдикат.

В 1931 году 24 октября было создано Внешнеэкономическое объединение «Союзпушнина», монополизировавшее продажу советских мехов на мировом рынке. Первый аукцион был организован в Ленинграде в марте, на него прибыло 78 представителей 67 зарубежных фирм из 12 стран. На торгах было продано 95 % выставленных для реализации мехов по ценам, в среднем на 6-8 % выше уровня цен лондонского аукциона, состоявшегося в феврале. На первые советские аукционы в основном поступала промысловая пушнина, на долю клеточной приходилось лишь 3 %.

К 1932 году в СССР было 20 зверосовхозов.

С 1939 года в Воронежском заповеднике впервые начинается плановое разведение речного бобра с целью получения шкурок.

Во время Великой Отечественной войны звероводство сильно пострадало и в послевоенные годы его пришлось организовать заново.

К 1970-м годам основными производителями пушнины в стране стали крупные специализированные зверосовхозы, имеющие большие зверофермы — до 100 тыс. зверей, оснащённые механизированными помещениями для зверей, кормокухнями и машинными холодильниками для хранения кормов, обеспеченные квалифицированными кадрами рабочих и специалистов-звероводов. В СССР их насчитывалось 118. Производство шкурок составляло до 6,3 млн. в год, при этом в РСФСР производилось до 4,8 млн. шкурок. 70 % рынка меховых изделий составляли шкурки клеточных норок.

В России[ | ]

В начале XXI века специализированные зверосовхозы представляют собой механизированные животноводческие хозяйства. До 85-90 % общего количества основных самок в крупных хозяйствах составляет обычно норка. Звери содержатся в шедах-навесах, в которых размещаются в 2 ряда с центральным проходом надземные клетки из оцинкованной металлической сетки, с сетчатым полом и с навесными или вставными домиками для укрытия и щенения зверей. Шедовая система содержания позволила ликвидировать глистные заболевания зверей и механизировать обслуживание. Нутрии содержатся в наземных бетонированных блокированных клетках с бассейнами для купания.

Основными поставщиками невыделанных шкурок норки на российский рынок пушнины являются специализированные звероводческие хозяйства, причём около 80 % шкурок норки производится крупными зверохозяйствами, с поголовьем самок норки основного стада 10 тыс. голов и более.

За период 1990—2005 гг. товарное производство пушнины в России сократилось в 3,6 раза. В середине 90-х годов сократилась продуктивность зверей, что, как отмечают специалисты, связано с отсутствием доступных кормов и неудовлетворительной ветеринарной работой[1].

Ёмкость внутреннего рынка пушнины норки клеточного звероводства в 2005 году составила 1 636 680 шкурок.

К началу XXI века в звероводстве наблюдался резкий спад и сокращение объёмов продаж клеточной пушнины.

С 1990 по 2000 год общее производство норки, песца и лисицы сократилось в пять раз — с 16,9 млн. штук в 1990 году до 3 млн. штук в 2000 году. Количество зверохозяйств сократилось до 40 (во времена СССР их было около 250).

По состоянию на 2005 год, самым крупным предприятием индустрии был Салтыковский зверокомбинат, расположенный на территории в 100 гектар в Подмосковье. Там содержится 15 000 норок, 4000 соболей и по 1500 лисиц и песцов[2]

В 2007 году в Хабаровском крае впервые за 15 лет началось возрождение звероводства. По данным СМИ, существовавшие там ранее более 20 крупных хозяйств к тому времени разорились и пришли в упадок. В посёлке Екатеринославка появилась частная ферма, владелица которой завела 60 американских норок[3].

Научные учреждения[ | ]

ВНИИОЗ[ | ]

Всероссийский научно-исследовательский институт охотничьего хозяйства и звероводства (ВНИИОЗ) Российской академии сельскохозяйственных наук, расположенный ныне в Кирове, был создан 15 мая 1922 года при Петровской (ныне Тимирязевской) сельскохозяйственной академии в виде Центральной научно-исследовательской биологической станции, расположенной на территории Погонно-Островского лесничества под Москвой.

По состоянию на 2010 год, в составе института существуют 8 российских филиалов. Общее число сотрудников ВНИИОЗ — 161 человек, в том числе 8 докторов и 31 кандидат наук[4].

Во ВНИИОЗ были разработаны методы одомашнивания ряда видов диких пушных зверей, созданы их новые типы, среди которых , норка дикого типа, енотовидная собака, были усовершенствованы методы кормления, содержания в разных климатических условиях новых и традиционных объектов разведения, повышения рентабельности звероводства[4].

НИИПЗК[ | ]

В 1932 году был создан НИИ кролиководчества (ныне НИИПЗК — Научно-исследовательский институт пушного звероводства и кролиководства), научно-практическая, консультативная деятельность которого способствовала становлению кролиководчества страны: были разработаны нормы кормления, типовые проекты кроликоведческих ферм, меры профилактики и борьбы с болезнями кроликов[5].

Государственное научное учреждение НИИПЗК имеет 7 научных отделов и лабораторий, уникальную научную библиотеку и экспериментальную ферму. При институте лицензирован и работает ЦИОПЗК, осуществляющий устойчивый мониторинг генофонда пушных зверей и кроликов. Диагностический центр, в составе которого действуют диагностическая лаборатория и лаборатория качества кормов, ежегодно выполняет более 2 тысяч исследований для зверохозяйств.

Аспирантура института в соответствии с лицензией Министерства образования и науки РФ осуществляет подготовку аспирантов по трём специальностям. Функционирует диссертационный совет по защите кандидатских и докторских диссертаций (сельскохозяйственные и ветеринарные науки).

Способы убоя[ | ]

Убой крупного рогатого скота производится оглушением электрическим током и последующим обескровливанием путём перерезания шейных кровеносных сосудов. Мелкий рогатый скот умерщвляется без предварительного оглушения.

Пушных зверей клеточного содержания умерщвляют внутримышечной инъекцией или электрическим разрядом.

Обработка сырья[6][ | ]

Вслед за убоем следует обязательный этап обескровливания. Если тушу не обескровить, то это приведёт к жилистости кожного покрова — серьёзного порока кожи, когда на лицевом слое просматриваются отдельные тёмные жилки; и сырьё будет непригодным к употреблению.

Затем шкуру снимают:

  • Пластом снимают шкуры с крупных зверей, КРС, МРС, жеребят. Разрез делают по белой линии (по середине брюшной части), внутреннюю поверхность лап.
  • Чулком (с закрытым огузком) снимают шкурку с пушных зверей (горностай, соболь и т. д.). Шкура имеет надрезы в области головы.
  • Трубкой (с открытым огузком) снимают с барса, белки, бобра, волка, зайца. При таком способе на шкуре остаются надрезы в области головы, хвоста, на внутренней стороне лап.
  • Методом бокового надреза с туш свиней снимают черпаки.

Следующий этап — обезжиривание — удаление подкожного жира, мышц, сухожилий для предотвращения процесса гниения и теклости (вылезания) волоса.

За обезжириванием следует этап консервирования во избежание процесса гниения.

  • Пресно-сухое консервирование — сушка кожи при температуре 20—35 градусов и низкой влажности (не более 60%).
  • Мокросоление
    • Сухой посол — бахтармянную сторону шкуры покрывают слоем соли в смеси с нафталином (около 0,8% по массе) и в таком состоянии оставляют на 6—7 суток.
    • Тузлукование — выдерживание шкур в растворе соли с добавлением антисептиков на протяжении 16—24 часов. Сырьё, законсервированное тузлукованием, имеет большую прочность и меньшее количество пороков, нежели чем сырьё сухого посола.
  • Квашение — обработка ранее законсервированных шкур хлебным квасом с добавлением соли. Используется для сырья из каракуля.
  • Кислотно-солевой способ консервирования — натирание шкур раствором соли, алюминиевых квасцов и хлорида аммония.
  • Перспективные методы консервирования — радиоактивными лучами, озонированием, низкотемпературной плазмой.

Критика звероводства[ | ]

Борцы за права животных и люди, считающие использование меха неэтичным и негуманным по отношению к животным, выступают против использования меховых изделий и за закрытие звероводческих предприятий. Есть также активисты, которые выступают не против звероводства и использования меха в целом, а за улучшение условий содержания пушных зверей. Также бывают случаи нападения на фермы и хозяйства с целью хищения зверей для последующего выпуска их на свободу.

Российская организация борцов за права животных Вита, объединяющая также сторонников вегетарианства, с 1990-х годов регулярно выступает против существования отрасли. В 2005 году в письме к российской поп-звезде Кристине Орбакайте, руководитель проектов Константин Сабинин заявил[7]:

Зверофермы — это настоящие концлагеря для животных. На зверофермах лисы, норки, еноты живут в тесных клетках с решётчатым полом, который режет им лапы. Единственное их занятие — ходить взад-вперёд, пытаясь избавиться от скуки и стресса. Животные не могут ни карабкаться, ни рыть землю, ни купаться, в то время как в природе они проводят много времени в воде или на берегу. На зверофермах они содержатся по двое, трое или даже четверо в маленькой клетке.

Воздух, которым дышат эти животные, отравлен постоянными испарениями фекалий и мочи, собирающимися под клетками. Замкнутое пространство, теснота, грязь приводят к тому, что у животных развивается невротическое состояние. Нередки случаи каннибализма и другие проявления психических расстройств.

В конце этого ада животных ждёт мучительная смерть. Распространёнными методами убоя являются пропускание электрического тока через анальное отверстие/ротовую полость, отравление газом, перелом шейных позвонков и прочее. В большинстве случаев для сохранения шкурки и простоты свежевания процесс убийства происходит наспех. В результате шкуру снимают с ещё живого, едва оглушённого, животного.

В России против использования продуктов звероводства протестуют не только местные борцы за права животных, но и их коллеги, специально ради этого приехавшие из других стран. Вот как описывает их акцию журнал «Русская жизнь» в 2008 году[8]:

В центре Москвы две активистки организации PETA (от англ. People for the Ethical Treatment of Animals) устроили акцию под девизом «Только животные носят мех». Гостьи из Австралии в одежде ограничились заячьими розовыми ушками, заячьими хвостиками, ну и трусики на себе оставили. Держа перед собой картонные сердечки с лозунгами, направленными против пушной индустрии, они стояли вблизи памятника Карлу Марксу на припорошенном снежком газоне. Улыбались. Отвечали на вопросы журналистов, чаще всего почему-то интересовавшихся, будут ли девушки после акции согреваться алкоголем.

3 июня 2005 года было совершено нападение на зверсовхоз «Пушкинский» в Московской области. Ответственность за это преступление взяла на себя организация (ФОЖ), причисленная ФБР к террористическим[9]. Борцы за права животных похитили из клеток трёх соболей, а также расписали помещения граффити. 29 июня подобная акция была повторена в расположенном неподалёку от МКАД Балашихинском зверсовхозе — активисты выкрали чёрно-бурую лису и выпустили её в лес, а 17 июля они вновь побывали в «Пушкинском», выпустив из клеток более 70 норок. 12 животных были выкрадены и отпущены в ближайшем лесу.

В ночь на 1 октября того же года возле здания агентства РИА Новости были повреждены два автомобиля — в одном из них были выбиты все стекла, а у другого разбит капот, на здании агентства были оставлена надпись «Получи за меха» и эмблема ФОЖ. В анонимном заявлении, разосланном ФОЖ, отмечалось, что данные действия были предприняты в отместку за информационную поддержку мехового фестиваля.

Воздействие производства меха на окружающую среду[ | ]

В 2011 году независимая организация CE Delft[10] издала результаты исследования воздействия производства меха, в частности меха норок, на окружающую среду на примере Нидерландских ферм, который можно считать близко соотносимым с другими фермами в ЕЭС. CE Delft произвели оценку жизненного цикла (ОЖЦ) производства меха с целью количественного выражения воздействия на окружающую среду различных звеньев в производственной цепи. Анализ состоит из двух частей:

Цепь исследовалась на всём протяжении, начиная с производства корма для норок, заканчивая производством 1 килограмма меха. Следующие фазы производства были исследованы:

  • Производство корма для норок: корм состоит из куриных и рыбьих потрохов с добавлением пшеничной муки и вспомогательных веществ;
  • Содержание норок: норок выращивают до возраста 7—8 месяцев, после чего их забивают;
  • Освежевание: шкура отделяется от туши, очищается и сушится;
  • Продажа;
  • Выделывание: процесс преобразования шкуры в мех (сходный с обработкой кожи), готового для использования в промышленности;
  • Перевозка: между всеми фазами производства имеет место перевозка.

Сведения по определённым аспектам не были найдены, поэтому в некоторых случаях были рассмотрены сценарии с самым низким уровнем воздействия производства меха на окружающую среду. Поэтому вычисленные величины могут рассматриваться как наименьшие значения, а действительное воздействие, по всей вероятности, быть намного выше.

Результаты[ | ]

Производство 1 кг меха требует 11,4 шкур норок, то есть более 11 животных. В течение своей жизни одна норка съедает почти 50 кг корма (включая долю матери), что в итоге даёт 563 кг корма на один кг меха. Это количество оказывает значительное воздействие на окружающую среду.

В сравнении с текстильными материалами, мех имеет наибольшее воздействие по 17 показателям из 18, включая изменение климата, эвтрофикацию и ядовитые выбросы. Во многих случаях воздействие было выше в 2—28 раз, чем у других материалов, даже при взятии значений нижней границы производственной цепи. Исключение составляет только потребление воды: значение для хлопка самое высокое. Другие факторы, оказывающие значимое дополнение к общему воздействию производства меха на среду — это выбросы закиси азота (N2O) и аммиака (Nh4). Воздействие 1 кг меха норки на изменение климата в 5 раз выше шерсти, имеющий наибольший показатель из всех текстильных материалов[11].

Разница между воздействием меха и текстильных материалов на окружающую среду Показатель Коэффициент соотношения воздействия меха и воздействия текстильного материала с самым высоким показателем
Изменение климата 4,7
Истощение озонового слоя 11,9
Токсичность для человека 3,4
Образование фотохимических окислителей 28,1
Образование твёрдых частиц 17,0
Ионизирующее излучение 2,1
Окисление почвы 15,3
Эвтрофикация пресных вод 5,2
Эвтрофикация морских вод 12,9
Экотоксичность для почв 24,0
Экотоксичность для пресных вод 2,6
Экотоксичность для морских вод 3,2
Использование сельскохозяйственных земель 5,3
Использование городских земель 27,9
Преобразование естественных земель 9,5
Потребление воды 0,4
Потребление металлов 6,8
Потребление ископаемых 6,5

Интересные факты[ | ]

  • Журнал «Русский Newsweek» в 2005 году отмечал, что с падением отечественного звероводства крупнейшим центром разведения норок стала Дания, которая ежегодно продает до 10 миллионов шкурок[2].
  • Монополистом в разведении песцов была Россия, однако с начала XXI века песца стали активно разводить и в звероводческих хозяйствах Китая[2].

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

Ссылки[ | ]

Отрасли промышленности

encyclopaedia.bid

История пушного промысла - Статьи

Автор: Гость

Фото sanchi Во многих лесных районах существуют очень добычливые способы лова рябчиков с помощью петельных самоловов или сильев. Силок — это волосяная или конопляная петля, устанавливаемая на дереве или земле так, что бегающая птица попадает в петлю головой или ногами и затягивается ею. В соответствии с этим силья подразделяются на горловые и ножные. Горловые плетутся из конского волоса, в 8—15 волосков, ножные — из крепко ссученных ниток, длиной в 1 м. Пружок. Ножные силья чаще всего соединяют с насторожкой, и тогда получается так называемый пружок. Устраивается и настораживается пружок следующим образом. Один конец петли привязывается к вершине предварительно очищенного небольшого упругого деревца — березки, рябинки или можжевельника — которое пригибают к устроенной на земле дужке или к козелкам и настораживают при помощи палочки и поперечной перекладины. На поперечную палочку накладывают легких веток, а на них расстилают петлю и кладут приманку, состоящую из ягод рябины или калины, которыми запасаются с осени. Чтобы достать ягоды, птица наступает на ветки, придавливая их своею тяжестью, и роняет насторожку; пригнутое дерево выпрямляется; птица, быстро захлестнутая петлей, обыкновенно за ногу, вздергивается и повисает в воздухе. Если деревцо не очень упруго или петля длинна, пойманная птица нередко остается живой и даже разгуливает с петлей на ноге. Преимущество ловли с помощью пружка перед ловлей с горловыми петлями заключается в том, что пойманные птицы меньше портятся хищниками. Однако устройство пружка сложнее; кроме того, пойманная им птица, вздернутая петлей за ноги, постепенно погибает и достается охотнику истощенной. Горловые силки устанавливаются или на специально положенной жердке, или на земле. Силки на земле развешиваются в проходах или воротцах, сделанных между искусственными невысокими загородками из палочек, ветвей, хвороста, из надрубленных и сваленных в разные стороны небольших елочек и т. п. Воротца же ставятся следующим образом. Заметив с осени место, охотно посещаемое рябчиком, охотник снимает дерн, делает на расчищенном месте загородку с воротцами, насыпает в них для приманки ягоды (рябины, калины) и ставит силок. При этом петля устанавливается кольцеобразно и вертикально на 2—3 см от земли так, чтобы она краями почти вплотную примыкала к крайним колышкам воротцев. В вертикальном положении петля удерживается при помощи тонких прутиков или колышков с развилками или с расщеплением на конце. Прикрепляют ее наглухо или к первому от прохода колу загородки, если он достаточно прочно воткнут, или же к особой, лежащей на земле крепкой палке, называемой поволоченком. Спустившаяся на землю покормиться птица идет по тропинке, поклевывая ягоды, бежит дальше и попадает головой в петлю. Иногда по бокам площадки укладывают срубленные елочки, чтобы помешать рябчику свернуть в сторону и миновать петлю. Описанный тип силка на земле нередко снабжают приспособлением для вздергивания птицы на воздух. В проходе загородки у одного из его краев устанавливают столбик с привязанным к нему рычагом. К короткому концу рычага прикрепляют деревянный крючок и волосяную петлю. чачаг удерживается в настороженном виде крючком, зацепляющимся за горизонтальную жердочку, которая слегка держится в зарубках двух крайних от прохода, более прочных колышков. Попавшаяся головой в петлю птица бьется, выдергивает жердку из зарубок, и рычаг перевешивается длинным концом вниз. Силки на жердке устанавливаются на стволе молодой елки, горизонтально укрепленной на высоте до 1,5 м от земли, или на сучьях двух соседних деревьев, или одним концом на дереве, а другим на вертикально вбитом коле с развилкой наверху, либо прямо на двух колах. Сучья на елке обрубаются, за исключением двух средних, расположенных с противоположных сторон жердки, которые свиваются в кольцо. Внутри кольца растягивается волосяная петля. Часто силок располагают на полусломанном деревце, поваленном верхушкой на землю. По обе стороны кольца с силком привешивают пучочки ягод, чаще всего рябины. Увидев ее, рябчик бежит по перекладине, склевывает рябину с одной стороны, идет дальше, чтобы добраться до другого пучка, по дор оге попадает в петлю, затягивается и повисает на ней. Нередко вместо кольца к жердке прикрепляют согнутую из молодого деревца дугу, на которой настораживают две петли, а между ними вешают пучок ягод. С какого бы конца жердки рябчик ни пошел к приманке, он неминуемо попадет в петлю. По данным проф. А. Н. Формозова, в промысловых районах один охотник ставит от 200 до 500 жердок, настораживая по 100—200 силков в день. Жерди располагаются обычно вдоль реки, на границе брусничников и логов, на расстоянии от 50 до 200 м одна от другой. Силки устанавливаются по кругу, удобному для обхода за короткий зимний день. Лов этим способом для личного употребления иногда начинают сразу же по открытии сезона охоты. Для целей же заготовок этот лов следует применять не раньше, чем с начала октября, когда птица достигает наибольшего веса и упитанности. В петли рябчик хорошо попадается осенью, до выпадания снега, так как снег, засыпая жердки, делает менее заметной приманку и заставляет рябчика кормиться только на ветвях; на жердки же взлетает главным образом рябчик, бегающий в поисках корма по земле. В каждый из силков, установленных в хороших местах, попадает за сезон по 5—8 птиц; в то же время в некоторые неудачно расположенные силки вовсе ничего не попадает. В богатых рябчиком угодьях за сезон добывается в среднем по одной птице на каждую жердку, а всего, при путике в 500 жердок, 200—250 пар. Этот способ лова прост, дешев и удобен и зимой может применяться одновременно с охотой на белку и установкой самоловов на пушных зверей. Наиболее существенный недостаток лова силками заключается в том, что основная масса рябчиков попадает в жердки до наступления больших холодов, обеспечивающих хорошее замораживание и сохранение птицы для сдачи на заготовительные пункты. При редких осмотрах жердок, реже одного раза в 2—3 дня, часть добычи уничтожают кукши, сойки, лесные мелкие грызуны и разные хищники. При обходах реже одного раза в 7—8 дней погибает 30—50% и даже больше пойманных рябчиков. Оставление петель настороженными после окончания сезона лова ведет к ненужной гибели не только рябчиков, но и случайно попадающих в них белок и даже куниц. Поэтому применять петельный лов может только хорошо организованный и надежный коллектив охотников-промысловиков и лишь в позднеосенние сроки, при условии частого осмотра сильев и обязательного снимания петель по окончании сезона. Из самоловов, задавливающих птицу своей тяжестью, шире других распространен слопец, на описании которого мы здесь и остановимся. Слопец представляет собою несколько бревнышек длиною до 1,5 м, связанных между собой в одной плоскости и поставленных наискось к земле, примерно под углом в 45°. Эти бревнышки удерживаются в приподнятом положении подпоркой из палочки, которая ставится так, что падает при самом легком прикосновении. Вследствие этого связанные бревна падают, давя птицу своей тяжестью. Под слопец обыкновенно кладут приманку в виде ягод, а также раскапывают песок или землю, чтобы получилось порхалище, на котором рябчики любят купаться в пыли. Помимо указанных способов, ловят рябчиков и в ямы, глубиною в 0,75 м, более широкие у основания и узкие вверху. Яма сверху закрывается решеточкой из тонких прутиков и маскируется травой или листьями. Для приманки кладут на них ягоды. В погоне за ягодами рябчик проваливается в ямку и вылететь уже не может, так как для того, чтобы попасть в суживающийся выход из ямы, ему нужно было бы взлететь вертикально. А. В. Михеев   Источник: Книга "Охота на рябчиков" Государственное издательство "Физкультура и Спорт", Москва, 1952 г.

hunting-movie.ru

Меховая промышленность Википедия

Звероводство (с конца XX века также используется словосочетание «меховая индустрия» — буквальный перевод с английского) — отрасль животноводства по разведению в неволе ценных пушных зверей для получения шкурок. Объекты звероводства — норка, голубой песец, серебристо-чёрная лисица, нутрия, соболь, речной бобр, шиншиллы и другие животные.

С 60-х годов XX века отрасль подвергается резкой критике борцов за права животных и противников натурального меха.

История звероводства

В Российской империи

В Российской империи впервые пушное звероводство возникло в XIV веке в северных районах. Местное население занималось выращиванием с целью получения шкурок выловленного на воле молодняка лисиц и песцов внутри изб и придомовых построек (т. н. лисятники). Одновременно существовала и охота на зверя, которая была намного рентабельней «избяного» звероводства.

Важную роль в становлении российского пушного звероводства сыграл А. В. Мальнер, написавший первую книгу по звероводству. В 1900 году он (по другим данным — О. В. Маркграф) основал «Российское общество хозяйственного разведения промысловых животных и представителей дичи».

В 1917 в России насчитывалось 23 мелкие частновладельческие любительские зверофермы. Там содержалось небольшое количество малоценных в хозяйственном отношении зверей, в частности, красная лисица и белый песец.

В СССР

В 1928 году в ССР были созданы первые специализированные звероводческие совхозы для производства пушнины на экспорт. Среди них — Ширшинский Архангельской области, Пушкинский и Салтыковский Московской области, Тобольский Тюменской области.

В первые годы советской власти разведением пушных зверей занимались представители частных хозяйств, появившихся в годы НЭП.

В январе 1930 года был учреждён государственный Всесоюзный пушной синдикат.

В 1931 году 24 октября было создано Внешнеэкономическое объединение «Союзпушнина», монополизировавшее продажу советских мехов на мировом рынке. Первый аукцион был организован в Ленинграде в марте, на него прибыло 78 представителей 67 зарубежных фирм из 12 стран. На торгах было продано 95 % выставленных для реализации мехов по ценам, в среднем на 6-8 % выше уровня цен лондонского аукциона, состоявшегося в феврале. На первые советские аукционы в основном поступала промысловая пушнина, на долю клеточной приходилось лишь 3 %.

К 1932 году в СССР было 20 зверосовхозов.

С 1939 года в Воронежском заповеднике впервые начинается плановое разведение речного бобра с целью получения шкурок.

Во время Великой Отечественной войны звероводство сильно пострадало и в послевоенные годы его пришлось организовать заново.

К 1970-м годам основными производителями пушнины в стране стали крупные специализированные зверосовхозы, имеющие большие зверофермы — до 100 тыс. зверей, оснащённые механизированными помещениями для зверей, кормокухнями и машинными холодильниками для хранения кормов, обеспеченные квалифицированными кадрами рабочих и специалистов-звероводов. В СССР их насчитывалось 118. Производство шкурок составляло до 6,3 млн. в год, при этом в РСФСР производилось до 4,8 млн. шкурок. 70 % рынка меховых изделий составляли шкурки клеточных норок.

В России

В начале XXI века специализированные зверосовхозы представляют собой механизированные животноводческие хозяйства. До 85-90 % общего количества основных самок в крупных хозяйствах составляет обычно норка. Звери содержатся в шедах-навесах, в которых размещаются в 2 ряда с центральным проходом надземные клетки из оцинкованной металлической сетки, с сетчатым полом и с навесными или вставными домиками для укрытия и щенения зверей. Шедовая система содержания позволила ликвидировать глистные заболевания зверей и механизировать обслуживание. Нутрии содержатся в наземных бетонированных блокированных клетках с бассейнами для купания.

Основными поставщиками невыделанных шкурок норки на российский рынок пушнины являются специализированные звероводческие хозяйства, причём около 80 % шкурок норки производится крупными зверохозяйствами, с поголовьем самок норки основного стада 10 тыс. голов и более.

За период 1990—2005 гг. товарное производство пушнины в России сократилось в 3,6 раза. В середине 90-х годов сократилась продуктивность зверей, что, как отмечают специалисты, связано с отсутствием доступных кормов и неудовлетворительной ветеринарной работой[1].

Ёмкость внутреннего рынка пушнины норки клеточного звероводства в 2005 году составила 1 636 680 шкурок.

К началу XXI века в звероводстве наблюдался резкий спад и сокращение объёмов продаж клеточной пушнины.

С 1990 по 2000 год общее производство норки, песца и лисицы сократилось в пять раз — с 16,9 млн. штук в 1990 году до 3 млн. штук в 2000 году. Количество зверохозяйств сократилось до 40 (во времена СССР их было около 250).

По состоянию на 2005 год, самым крупным предприятием индустрии был Салтыковский зверокомбинат, расположенный на территории в 100 гектар в Подмосковье. Там содержится 15 000 норок, 4000 соболей и по 1500 лисиц и песцов[2]

В 2007 году в Хабаровском крае впервые за 15 лет началось возрождение звероводства. По данным СМИ, существовавшие там ранее более 20 крупных хозяйств к тому времени разорились и пришли в упадок. В посёлке Екатеринославка появилась частная ферма, владелица которой завела 60 американских норок[3].

Научные учреждения

ВНИИОЗ

Всероссийский научно-исследовательский институт охотничьего хозяйства и звероводства (ВНИИОЗ) Российской академии сельскохозяйственных наук, расположенный ныне в Кирове, был создан 15 мая 1922 года при Петровской (ныне Тимирязевской) сельскохозяйственной академии в виде Центральной научно-исследовательской биологической станции, расположенной на территории Погонно-Островского лесничества под Москвой.

По состоянию на 2010 год, в составе института существуют 8 российских филиалов. Общее число сотрудников ВНИИОЗ — 161 человек, в том числе 8 докторов и 31 кандидат наук[4].

Во ВНИИОЗ были разработаны методы одомашнивания ряда видов диких пушных зверей, созданы их новые типы, среди которых огнёвка вятская, норка дикого типа, енотовидная собака, были усовершенствованы методы кормления, содержания в разных климатических условиях новых и традиционных объектов разведения, повышения рентабельности звероводства[4].

НИИПЗК

В 1932 году был создан НИИ кролиководчества (ныне НИИПЗК — Научно-исследовательский институт пушного звероводства и кролиководства), научно-практическая, консультативная деятельность которого способствовала становлению кролиководчества страны: были разработаны нормы кормления, типовые проекты кроликоведческих ферм, меры профилактики и борьбы с болезнями кроликов[5].

Государственное научное учреждение НИИПЗК имеет 7 научных отделов и лабораторий, уникальную научную библиотеку и экспериментальную ферму. При институте лицензирован и работает ЦИОПЗК, осуществляющий устойчивый мониторинг генофонда пушных зверей и кроликов. Диагностический центр, в составе которого действуют диагностическая лаборатория и лаборатория качества кормов, ежегодно выполняет более 2 тысяч исследований для зверохозяйств.

Аспирантура института в соответствии с лицензией Министерства образования и науки РФ осуществляет подготовку аспирантов по трём специальностям. Функционирует диссертационный совет по защите кандидатских и докторских диссертаций (сельскохозяйственные и ветеринарные науки).

Способы убоя

Убой крупного рогатого скота производится оглушением электрическим током и последующим обескровливанием путём перерезания шейных кровеносных сосудов. Мелкий рогатый скот умерщвляется без предварительного оглушения.

Пушных зверей клеточного содержания умерщвляют внутримышечной инъекцией или электрическим разрядом.

Обработка сырья[6]

Вслед за убоем следует обязательный этап обескровливания. Если тушу не обескровить, то это приведёт к жилистости кожного покрова — серьёзного порока кожи, когда на лицевом слое просматриваются отдельные тёмные жилки; и сырьё будет непригодным к употреблению.

Затем шкуру снимают:

  • Пластом снимают шкуры с крупных зверей, КРС, МРС, жеребят. Разрез делают по белой линии (по середине брюшной части), внутреннюю поверхность лап.
  • Чулком (с закрытым огузком) снимают шкурку с пушных зверей (горностай, соболь и т. д.). Шкура имеет надрезы в области головы.
  • Трубкой (с открытым огузком) снимают с барса, белки, бобра, волка, зайца. При таком способе на шкуре остаются надрезы в области головы, хвоста, на внутренней стороне лап.
  • Методом бокового надреза с туш свиней снимают черпаки.

Следующий этап — обезжиривание — удаление подкожного жира, мышц, сухожилий для предотвращения процесса гниения и теклости (вылезания) волоса.

За обезжириванием следует этап консервирования во избежание процесса гниения.

  • Пресно-сухое консервирование — сушка кожи при температуре 20—35 градусов и низкой влажности (не более 60%).
  • Мокросоление
    • Сухой посол — бахтармянную сторону шкуры покрывают слоем соли в смеси с нафталином (около 0,8% по массе) и в таком состоянии оставляют на 6—7 суток.
    • Тузлукование — выдерживание шкур в растворе соли с добавлением антисептиков на протяжении 16—24 часов. Сырьё, законсервированное тузлукованием, имеет большую прочность и меньшее количество пороков, нежели чем сырьё сухого посола.
  • Квашение — обработка ранее законсервированных шкур хлебным квасом с добавлением соли. Используется для сырья из каракуля.
  • Кислотно-солевой способ консервирования — натирание шкур раствором соли, алюминиевых квасцов и хлорида аммония.
  • Перспективные методы консервирования — радиоактивными лучами, озонированием, низкотемпературной плазмой.

Критика звероводства

Борцы за права животных и люди, считающие использование меха неэтичным и негуманным по отношению к животным, выступают против использования меховых изделий и за закрытие звероводческих предприятий. Есть также активисты, которые выступают не против звероводства и использования меха в целом, а за улучшение условий содержания пушных зверей. Также бывают случаи нападения на фермы и хозяйства с целью хищения зверей для последующего выпуска их на свободу.

Российская организация борцов за права животных Вита, объединяющая также сторонников вегетарианства, с 1990-х годов регулярно выступает против существования отрасли. В 2005 году в письме к российской поп-звезде Кристине Орбакайте, руководитель проектов Константин Сабинин заявил[7]:

Зверофермы — это настоящие концлагеря для животных. На зверофермах лисы, норки, еноты живут в тесных клетках с решётчатым полом, который режет им лапы. Единственное их занятие — ходить взад-вперёд, пытаясь избавиться от скуки и стресса. Животные не могут ни карабкаться, ни рыть землю, ни купаться, в то время как в природе они проводят много времени в воде или на берегу. На зверофермах они содержатся по двое, трое или даже четверо в маленькой клетке.

Воздух, которым дышат эти животные, отравлен постоянными испарениями фекалий и мочи, собирающимися под клетками. Замкнутое пространство, теснота, грязь приводят к тому, что у животных развивается невротическое состояние. Нередки случаи каннибализма и другие проявления психических расстройств.

В конце этого ада животных ждёт мучительная смерть. Распространёнными методами убоя являются пропускание электрического тока через анальное отверстие/ротовую полость, отравление газом, перелом шейных позвонков и прочее. В большинстве случаев для сохранения шкурки и простоты свежевания процесс убийства происходит наспех. В результате шкуру снимают с ещё живого, едва оглушённого, животного.

В России против использования продуктов звероводства протестуют не только местные борцы за права животных, но и их коллеги, специально ради этого приехавшие из других стран. Вот как описывает их акцию журнал «Русская жизнь» в 2008 году[8]:

В центре Москвы две активистки организации PETA (от англ. People for the Ethical Treatment of Animals) устроили акцию под девизом «Только животные носят мех». Гостьи из Австралии в одежде ограничились заячьими розовыми ушками, заячьими хвостиками, ну и трусики на себе оставили. Держа перед собой картонные сердечки с лозунгами, направленными против пушной индустрии, они стояли вблизи памятника Карлу Марксу на припорошенном снежком газоне. Улыбались. Отвечали на вопросы журналистов, чаще всего почему-то интересовавшихся, будут ли девушки после акции согреваться алкоголем.

3 июня 2005 года было совершено нападение на зверсовхоз «Пушкинский» в Московской области. Ответственность за это преступление взяла на себя организация Фронт Освобождения Животных (ФОЖ), причисленная ФБР к террористическим[9]. Борцы за права животных похитили из клеток трёх соболей, а также расписали помещения граффити. 29 июня подобная акция была повторена в расположенном неподалёку от МКАД Балашихинском зверсовхозе — активисты выкрали чёрно-бурую лису и выпустили её в лес, а 17 июля они вновь побывали в «Пушкинском», выпустив из клеток более 70 норок. 12 животных были выкрадены и отпущены в ближайшем лесу.

В ночь на 1 октября того же года возле здания агентства РИА Новости были повреждены два автомобиля — в одном из них были выбиты все стекла, а у другого разбит капот, на здании агентства были оставлена надпись «Получи за меха» и эмблема ФОЖ. В анонимном заявлении, разосланном ФОЖ, отмечалось, что данные действия были предприняты в отместку за информационную поддержку мехового фестиваля.

Воздействие производства меха на окружающую среду

В 2011 году независимая организация CE Delft[10] издала результаты исследования воздействия производства меха, в частности меха норок, на окружающую среду на примере Нидерландских ферм, который можно считать близко соотносимым с другими фермами в ЕЭС. CE Delft произвели оценку жизненного цикла (ОЖЦ) производства меха с целью количественного выражения воздействия на окружающую среду различных звеньев в производственной цепи. Анализ состоит из двух частей:

Цепь исследовалась на всём протяжении, начиная с производства корма для норок, заканчивая производством 1 килограмма меха. Следующие фазы производства были исследованы:

  • Производство корма для норок: корм состоит из куриных и рыбьих потрохов с добавлением пшеничной муки и вспомогательных веществ;
  • Содержание норок: норок выращивают до возраста 7—8 месяцев, после чего их забивают;
  • Освежевание: шкура отделяется от туши, очищается и сушится;
  • Продажа;
  • Выделывание: процесс преобразования шкуры в мех (сходный с обработкой кожи), готового для использования в промышленности;
  • Перевозка: между всеми фазами производства имеет место перевозка.

Сведения по определённым аспектам не были найдены, поэтому в некоторых случаях были рассмотрены сценарии с самым низким уровнем воздействия производства меха на окружающую среду. Поэтому вычисленные величины могут рассматриваться как наименьшие значения, а действительное воздействие, по всей вероятности, быть намного выше.

Результаты

Производство 1 кг меха требует 11,4 шкур норок, то есть более 11 животных. В течение своей жизни одна норка съедает почти 50 кг корма (включая долю матери), что в итоге даёт 563 кг корма на один кг меха. Это количество оказывает значительное воздействие на окружающую среду.

В сравнении с текстильными материалами, мех имеет наибольшее воздействие по 17 показателям из 18, включая изменение климата, эвтрофикацию и ядовитые выбросы. Во многих случаях воздействие было выше в 2—28 раз, чем у других материалов, даже при взятии значений нижней границы производственной цепи. Исключение составляет только потребление воды: значение для хлопка самое высокое. Другие факторы, оказывающие значимое дополнение к общему воздействию производства меха на среду — это выбросы закиси азота (N2O) и аммиака (Nh4). Воздействие 1 кг меха норки на изменение климата в 5 раз выше шерсти, имеющий наибольший показатель из всех текстильных материалов[11].

Разница между воздействием меха и текстильных материалов на окружающую среду Показатель Коэффициент соотношения воздействия меха и воздействия текстильного материала с самым высоким показателем
Изменение климата 4,7
Истощение озонового слоя 11,9
Токсичность для человека 3,4
Образование фотохимических окислителей 28,1
Образование твёрдых частиц 17,0
Ионизирующее излучение 2,1
Окисление почвы 15,3
Эвтрофикация пресных вод 5,2
Эвтрофикация морских вод 12,9
Экотоксичность для почв 24,0
Экотоксичность для пресных вод 2,6
Экотоксичность для морских вод 3,2
Использование сельскохозяйственных земель 5,3
Использование городских земель 27,9
Преобразование естественных земель 9,5
Потребление воды 0,4
Потребление металлов 6,8
Потребление ископаемых 6,5

Интересные факты

  • Журнал «Русский Newsweek» в 2005 году отмечал, что с падением отечественного звероводства крупнейшим центром разведения норок стала Дания, которая ежегодно продает до 10 миллионов шкурок[2].
  • Монополистом в разведении песцов была Россия, однако с начала XXI века песца стали активно разводить и в звероводческих хозяйствах Китая[2].

См. также

Примечания

Ссылки

Отрасли промышленности

wikiredia.ru

Россия сдает позиции на мировом рынке пушнины — Российская газета

Россия была абсолютным лидером рынка пушнины, когда единственным средством ее добычи было охотничье ружье. О русских мехах ходили легенды. Они были украшением гардеробов монархов и миллионеров. Но прошли времена, когда тон на рынке пушнины задавали охотники. Сейчас здесь безраздельно властвуют звероводы. В России выращивают норку, песца, соболя, лисицу, нутрию, хоря и енотовидную собаку. Треть клеточной пушнины получают на севере европейской части (в Карелии, Ленинградской и Мурманской областях), треть - в центре и на юге, треть - в Сибири, на Урале и на Дальнем Востоке.

Основными нашими конкурентами - производителями звероводческой пушнины считаются Дания - 11 млн шкурок норки, США и Голландия - по 3 млн, а также Финляндия - 2 млн, Швеция - 1,2 млн, Канада - 1 млн, Китай - 1,2 млн. На долю России приходится около 10% мирового производства шкурок норки - до 2,7 миллиона штук.

Что касается песца, то тут лидерство за Финляндией - 2 млн шкурок. Это половина мирового производства. Значительно возросло производство песца в Китае - 0,9 млн, Норвегия производит 350 тыс., Россия - 380 тыс. (более 10 процентов мирового производства), Польша - 220 тыс.

Общий объем мировой торговли звероводческой пушнины всех видов в сырье оценивается примерно в 1 млрд долларов. По данным Европейской ассоциации звероводов, на долю 12 европейских стран приходится около 67% мирового производства норки и 70% песца и лисицы.

За последние 10-15 лет в российском звероводстве произошел резкий спад. И если 16 лет назад в СССР производилось 10 млн шкурок клеточной норки, то в прошлом году в России произведено только 2,8 млн при общемировом производстве 32 млн шкурок. По мнению одного из участников рынка, гендиректора племзавода "Пушкинский" Николая Юмашева, старые технологии не позволяют развернуться в полный рост нашим производителям на мировых аукционах. Качественные шкурки из России не вписываются в их систему переборки и сортировки. А долгое отсутствие инвестиций в отрасль сдерживает ее количественные показатели.

Во всем мире звероводство в последнее время подвергается атакам противников ношения мехов. В России клеточное звероводство стало не столько жертвой пропаганды, сколько зависимости от цен кормов, переориентации рыбного промысла с дешевых и массовых сортов рыбы, на ценные экспортные объекты. Скачок цен на корма усугубился ростом транспортных тарифов, которые, собственно, и добили почти все клеточное звероводство в континентальной части страны, кроме тех хозяйств, что производили соболя.

И все же мы лидируем на мировом рынке пушнины, правда, уже как импортеры - 80% мехов, которые продаются в России, поступают к нам из-за рубежа. Закупая 30% всей мировой пушнины, мы производим только 5% - и почти весь российский мех расходится на внутреннем рынке, и это при том, что рентабельность по разным видам пушнины остается высокой (20-70%). Так в чем причина такой деградации отрасли.

Стоимость меха зависит от спроса на рынке, от моды. Основные составляющие цены на шкурку пушного зверя - ее сорт, размер и цвет. Чем темнее окрас меха соболя, тем дороже его стоимость. Сорт шкурки зависит от качества, плотности и блеска, а также от времени забоя. Нашу норку на Западе плохо покупают, а российские покупатели берут ее охотно. Западный потребитель избалован, он требует модных "плоских мехов", а наша норка пушистая, хотя и более теплая.

Отечественный мех все-таки остается востребованным в силу особенностей внутреннего потребления и, безусловно, за счет монополии на соболей. В среднем экспорт пушнины приносит России 300 миллионов долларов в год, и главным образом за счет соболей. Промышленным разведением соболя в нашей стране начали заниматься в 30-х годах прошлого века. В Подмосковье была организована крупная соболиная ферма в Пушкино. И сегодня подмосковные соболя высоко котируются на мировых рынках. Шкурка соболя стоит более тысячи долларов.

Меховой бизнес сегодня настолько выгоден, что вернуть на рынке утраченные позиции или хотя бы войти бы в десятку лидеров - для России будет делом непростым. Нелегко будет вернуть и позиции на внутреннем рынке. Российские меховые изделия, продающиеся в нашей стране, составляют лишь 15-20% рынка. А ведь меховой рынок России по объему реализуемой продукции составляет около 3,5 миллиарда долларов. Потенциал российского потребительского рынка мехов обусловлен простым обстоятельством: трое из четверых россиян зимой носят меховые изделия. Весь мир настроен на то, чтобы ввезти свой мех в нашу страну.

По мнению директора Тюменской овчинно-меховой фабрики Игоря Братухина, наши меховщики поставлены в неравные условия по сравнению с иностранцами, заполонившими наш рынок своей продукцией. Сегодня 80% меховых изделий попадает на наш рынок по черным или серым схемам, при этом имеющиеся в стране производственные мощности задействованы всего на 20-30%. А это и рабочие места, и налоги, и импортозамещение, и, в конце концов, - валютная выручка.

Наряду с разведением пушных зверей у нас еще сохранился и пушной промысел. Пушные богатства России позволяют добывать до 150 млн шкурок пушных зверей в год. Ассортимент пушнины превышает сотню видов. Однако с целью сохранения популяции пушных зверьков государство устанавливает сроки охоты, лимитирует объемы добычи.

За последние годы законодательство об охоте и сопутствующих ей сферах сильно изменилось. Последним шагом на этом поприще должно стать вступление в 2010 году в силу нового закона об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов. Этот закон стал своего рода финальным аккордом мощной экологической атаки на охотничьи хозяйства, начавшейся еще в 2007-2008 годах.

Первой весточкой на этом пути стала ратификация "Соглашения о международных стандартах на гуманный отлов диких животных". Основным требованием этого соглашения является запрет на размещение на международных пушных аукционах шкурок зверьков (включая соболя), пойманных с нарушением международных стандартов на гуманный отлов диких животных, в частности с использованием травматических капканов. Именно таким способом добывается от 50 до 90% пушнины на российском Севере. Более всего от введения новых правил пострадают коренные народы Севера, которые традиционно занимаются пушным промыслом.

rg.ru

Охота и звероводство в России

Охота и звероводство в России

И.Ф. ПЕТРОВА

Издавна охота играла важную роль в России, давая людям и еду, и одежду. Еще в конце XIX в. охота была главным занятием населения Сибири и северо-востока России.

Огромными охотничьими угодьями владели князья и духовенство. Охотившиеся в них крестьяне должны были отдавать им часть добычи. Из-за охотничьих угодий часто вспыхивала вражда. Уже в XII в. в первом своде законов “Русская правда” были пункты, касающиеся правил охоты.

Охота была не только промыслом, но и развлечением для князей, а впоследствии дворян. Владимир Мономах даже приравнивал охотничьи подвиги к ратным. Псовая охота и охота с ловчими птицами получили широкое распространение со времен царствования Ивана Грозного. Псовая охота способствовала выведению русских пород охотничьих борзых и гончих собак. Увлечение охотой получило отражение и в русской художественной литературе. С.Т. Аксаков, Н.А. Некрасов, Л.Н. Толстой, М.М. Пришвин и многие другие посвятили ей немало прекрасных строк.

"Мягкая рухлядь"

Меха в России называли “мягкой рухлядью”, мягким золотом. И это не было преувеличением. Например, в конце XIX в. соболиный мех на вес ценился дороже, чем золото. Пушнина была долгое время главным валютным фондом России: на экспорт шли меха соболей, лисиц, белок, бобров, куниц, горностаев, выхухолей. Центром меховой торговли до XVIII в. был Новгород, затем им стала Москва. Меха использовались вместо денег, ими платили штрафы, подати, пошлину, плату за проезд, ученье, церковную службу. В летописях сообщается, что в 883 г. древляне с каждого дома сдавали князю Олегу по куньей шкурке. Мехами “жаловали” за заслуги перед отечеством, за службу в армии.

Поэтому неудивительно, что зверей истребляли немилосердно. К тому же вырубали леса, а вместе с ними исчезали и их обитатели. Уже в XVII в. леса в Европейской части России оскудели, и охотники в поисках пушного зверя отправились за Урал. В 1697 г. была введена государственная монополия — то есть исключительное право государства — на скупку ценной пушнины.

“Не жажда золота и приключений руководила храбрых завоевателей Сибири, как это мы видим в Америке, а обилие пушного зверя, между которым первое место бесспорно принадлежало тогда соболю. От дружины Ермака до неустрашимого Хабарова “со товарищи” — все колонизаторы далекой Сибири стремились все далее и далее на восток, привлекаемые дорогими собольими мехами”, — писал в конце XIX в. известный русский охотовед Леонид Павлович Сабанеев. У коренных жителей Сибири и Дальнего Востока соболь не имел почти никакой ценности. Камчадалы, например, давали за железный котел столько соболей, сколько их в него входило.

В XVII в. был открыт калан, которого называли также морской выдрой, морским бобром. На многие годы он стал одним из богатств Камчатки, Командорских и Алеутских островов — ведь мех его ценился дороже, чем у любого наземного зверя. Поэтому и Берингово море на некоторых картах называлось Бобровым.

Судьба ценного пушного зверя в России, да и во всем мире во второй половине XIX в. резко изменилась. В 1850 г. на Парижской выставке французские модельеры представили столь обычную для жителей России, но диковинную для европейцев одежду — шубы. Новые модели имели большой успех. Резко возрос спрос на меха, поскольку раньше в Западной Европе мех использовался только для отделки пальто, шляп, на подкладку. Традиционным поставщиком мехов была и продолжала оставаться Россия. Но как бы ни казалась неисчерпаемой ее меховая кладовая, с каждым годом она все более и более оскудевала в результате неумеренного истребления животных. Пушного зверя оказалось слишком мало, чтобы одеть весь мир, поэтому возникла потребность в его искусственном разведении.

В России пушных зверей начали разводить еще в XVIII в. Молодых особей отлавливали и выращивали в неволе. Это называлось “избяное” звероводство. Существовало еще и “островное” звероводство: в Сибири и на Дальнем Востоке зверей выпускали на острова. Они там размножались, и их легко было потом отловить. Впервые это сделал русский мореплаватель Андриян Толстых. В 60-х годах XVIII в. он привез на острова Алеутской гряды голубых песцов, отловленных на островах Северного Ледовитого океана.

Пушное звероводство в сельскохозяйственных предприятиях, тыс. голов, 1996 г.

Клеточное звероводство началось с середины XIX в. Именно тогда А.В. Марграф основал “Российское общество хозяйственного разведения промысловых животных и представителей дичи” и написал первую книгу о звероводстве. Первые зверофермы появились в Московской, Санкт-Петербургской и Тобольской губерниях. Там разводили серебристо-черных лисиц, голубых песцов, соболей, норок. В промышленных масштабах пушным звероводством начали заниматься в 20—30-е годы ХХ в. В настоящее время промысловая охота уже не имеет большого значения, она дает только 10% пушнины, остальное получают на зверофермах (клеточное звероводство). Много мехов продается за рубеж. Так, в 1995 г. из России было вывезено пушнины на 35,8 млн долл. США. Спрос и цены на меха на международном рынке год от года меняются. Решающее слово здесь остается за модой.

Внешняя торговля России, млн долл. США

В России выращивают норку (ежегодно получают 14 млн шкурок при мировом производстве 30 млн), песца, лисицу, нутрию, хоря, соболя, енотовидную собаку. Треть клеточной пушнины получают на севере Европейской части (в основном в Карелии, Ленинградской и Мурманской областях), треть — в центре и на юге (больше всего в Татарии, Тверской и Калининградской областях, Краснодарском крае), треть — в Сибири, на Урале и на Дальнем Востоке.

Особенно удобна и выгодна для промышленного разведения норка. Шкурки этого небольшого зверька ценятся дорого, и спрос на них постоянно большой. На Сахалине и в Приморском крае доля норки среди всех разводимых пушных зверей составляет 98%, в Краснодарском крае — 85%.

На зверофермах выращивают не только зверей, которые есть в природе, но и выводят новые породы с разнообразно окрашенным мехом. Например, были выведены цветные норки и черный соболь, мех которого ценится дороже, чем у его дикого сородича.

Звероферма — это промышленное предприятие. Зверьков содержат в клетках (шедах). В специальных цехах для них готовят корма. Для этого используют рыбу и рыбную муку, отходы боен и молочных заводов, зерно, картофель. На крупных фермах зверьки не зависят от природных условий, так как там создается искусственный климат. Кроме меха на зверофермах получают мясо (например, мясо нутрии — ценный диетический продукт), технические жиры и кремы, песцовый пух, органические удобрения для полей. У норок и хорьков есть специальный секрет (вещество, вырабатываемое специальными железистыми клетками животного), которое используется в парфюмерной промышленности и заменяет амбру (воскоподобное вещество, образующееся в пищеварительном тракте кашалота), добыча которой все время сокращается.

Где и на кого охотятся сейчас

Охота в Российской Федерации регулируется специальными правилами. Дикие звери и птицы, живущие на свободе и являющиеся объектами охоты, составляют государственный охотничий фонд. Места, где они обитают и где на них ведется охота, называются охотничьими угодьями.

Охотничьи угодья в России охраняются. Охота разрешена не везде и только в определенные сроки, например, запрещено охотиться на зверей в период их размножения. Ограничено и количество добываемых зверей. Каждый охотник получает специальное разрешение — лицензию. Круглый год разрешено охотиться на хомяка, малого суслика, водяную крысу, бурундука. Эти животные наносят большой ущерб сельскому хозяйству и переносят опасные для человека болезни: туляремию, чуму, энцефалит.

Для сохранения и увеличения численности охотничьих животных и птиц большое значение имеют заповедники, национальные парки и охотничьи заказники. Первые государственные заповедники даже специально создавались для охраны охотничьих животных. Например, Баргузинский заповедник был организован в 1916 г. для охраны соболя. В 1997 г. в России 95 заповедников занимали площадь 31,3 млн га, 32 национальных парка — 6,5 млн га.

В России обитает 245 видов млекопитающих (без учета китообразных), из которых 60 видов являются постоянными объектами охоты.

Основные охотничье-промысловые звери в тундре — это песец и северный олень. Второстепенное значение имеет охота на лисицу, зайца-беляка, горностая, росомаху, волка. На белого медведя охота теперь запрещена.

Очень богата промысловыми видами лесная зона. На севере первостепенное промысловое значение имеют белка, заяц-беляк, куница, горностай, черный хорь. Меньше охотятся на лисицу и отлавливают кротов. В XIX в. белка занимала одно из главных мест в пушном промысле, в хороший год добывали до 11 млн зверьков. Значение зайца-беляка как промыслового вида постоянно уменьшается, так как после второй мировой войны цены на заячьи шкурки упали и они перестали экспортироваться. В сибирских лесах добывают еще соболя и песца. На юге лесной зоны в лесах охотятся в первую очередь на лисицу и волка, ловят капканами кротов, а на берегах водоемов охотятся как на исконно русских зверей — выдру и бобра, так и на завезенную в Россию в 1927 г. и затем широко распространившуюся ондатру.

В лесостепи промысловых видов меньше, но численность некоторых из них (лисица, волк, ондатра, заяц, хорь, косуля, кабан) очень высока. В Западной Сибири и Забайкалье местами пушных зверей так много, что некоторые местные жители до сих пор живут преимущественно охотой. К югу число промысловых зверей уменьшается, а качество их меха ухудшается.

Охотиться можно не только в далекой глухой тайге, где близко нет жилья. Даже там, где основной ландшафт — пашни, чередующиеся с небольшими лесочками и оврагами, водятся промысловые звери. Например, заяц-русак, который из степного животного превратился в полевое. Охота на него ведется даже в таких густонаселенных районах, как Краснодарский и Ставропольский края, Калининградская область.

Большое значение для увеличения численности охотничьих животных имели акклиматизация новых видов и реакклиматизация утраченных. Была практически заново восстановлена большая часть исторического ареала бобра, значительно увеличилась численность выхухоли, проведено восстановление ареала соболя, создана новая область обитания ондатры и т. д.

Численность основных видов охотничьих животных в России, тыс. особей

В целом в России в сезон охоты 1996—1997 гг. было добыто 22,0 тыс. лосей, 27,3 тыс. северных оленей, 21,4 тыс. косуль, 14,5 тыс. сайгаков, 9,3 тыс. кабанов, 98 тыс. соболей.

Промысел морских млекопитающих

В морях, омывающих берега России, водятся многочисленные стада ластоногих и китообразных млекопитающих. В северной части Тихого океана встречаются зубатые киты кашалоты, длина которых достигает 20 м. Реже встречаются и другие виды китов (синие и горбатые киты, финвалы и др.). Издавна жители прибрежных районов добывали этих морских гигантов. В XIX в. сюда пришли европейцы, которые занялись их хищническим истреблением. К середине ХХ в. киты уже были практически истреблены в Охотском и Беринговом морях. Основной центр промысла переместился в открытые воды океана и в Южное полушарие — в приантарктические воды.

Китобои России ежегодно добывали по нескольку тысяч этих животных. Из китового сырья получали жиры, мясокостную муку, мороженое и соленое мясо, изготавливали консервы. Весьма ценились амбра и китовый ус. По добыче китов во второй половине ХХ в. СССР был на третьем месте в мире после Японии и Норвегии. С 1985 г. промышленный лов китов запрещен во всем мире, поскольку они были практически полностью истреблены человеком.

Другим объектом зверобойного промысла являются тюлени (нерпы), которые водятся в северных, восточных морях и Каспии, а также в крупнейших озерах — Ладожском и Байкале. Из-за хищнической охоты стада тюленей в ХХ в. сильно уменьшились, но тем не менее их заготавливали по нескольку сотен тысяч голов в год.

В Беринговом и Чукотском морях встречаются стада моржей. Добывать этого морского зверя легко, поэтому и истреблялся он быстрее других морских млекопитающих. В России государственный промысел его запрещен. На моржей могут охотиться лишь местные жители, которым разрешено добывать до 2000 животных в год.

Запрещена государственная промысловая охота и на другой вид ластоногих — сивучей, которые сохранились на некоторых островах и полуостровах Дальнего Востока. Добывают их только в очень ограниченных количествах жители Командорских островов.

На особом положении находятся также и морские котики, которые обитают в северной части Тихого океана. Еще в XIX в. численность нескольких их стад превышала 1 млн голов. Но затем, после хищнического истребления, они оказались на грани полного исчезновения. Лишь строгие запреты и международные конвенции позволили в середине ХХ в. восстановить их численность до нескольких сотен тысяч. В настоящее время проводится их ограниченный отстрел.

В России обитает почти 700 видов птиц, из которых на 70 видов постоянно охотятся.

Промысел пернатой дичи

Боровая дичь. Русский лес богат не только пушными зверями. Водится в нем и так называемая боровая дичь: рябчик, глухарь, тетерев, белая куропатка, вальдшнеп, лесной голубь — вяхирь, или витютень, клинтух, горлица. Прежде встречалась она в изобилии, но вырубка лесов, осушение болот, распашка земель и неумеренная охота привели к снижению численности этих птиц, особенно в Европейской части.

Охота на птиц ведется с промышленными целями (большое количество дичи добывается на продажу) и как спортивное развлечение, чтобы разнообразить охотничьими трофеями свою еду.

Больше всего в России добывали рябчика: мясо у него вкусное, и другие страны его охотно покупали. В конце XIX в. на его долю приходилось более 80% всей дичи, идущей на экспорт и поступающей в продажу в крупных городах. Добывали его в основном в Вологодской, Вятской, Костромской, Казанской, Симбирской и Ярославской губерниях. В конце ХХ в. основной центр его добычи переместился на север — в Архангельскую область и республику Коми.

Широко распространен в России и тетерев. Уничтожение лесов сокращает пригодные для него места обитания, а вот вырубки и гари, зарастающие березой, улучшают условия его жизни, так как именно березовые почки и сережки в суровые зимние месяцы кормят эту птицу. Глухари же зимой питаются хвоей сосны и кедра и предпочитают леса, где много этих пород. Эти птицы — ценный объект спортивной охоты, для продажи их добывают немного, так как мясо их грубое и не пользуется особым спросом, хотя птица эта крупная — самцы иногда достигают 5 кг.

Водоплавающая дичь. Существуют ценные виды птиц, жизнь которых связана с реками, озерами, болотами. Это гуси, утки, лысухи, нырки, гоголи, крохали. Они называются водоплавающей дичью. В прошлом добывали ее очень много, особенно в местах линьки и во время перелетов. Для этого использовали специальные приспособления — перевесы

1, которые в XIV—XVII вв. были одним из самых распространенных способов лова водоплавающей дичи. Удачливый охотник мог с помощью перевеса за одно утро поймать 200 уток. Так ловили птиц на Онеге, Северной Двине, Мезени, Печоре, Клязьме, Оке, Дону, Псле и многих других реках.

Количество водоплавающих птиц, как и другой дичи, постоянно снижается. К тому же птицы они перелетные и на их численность влияют не только условия России, но и состояние природной среды тех мест, где они зимуют. Большие болотистые низменности во многих районах мира осушены и превращены в сельскохозяйственные поля. Осушаются долина Евфрата, дельта Нила, обширные заболоченные пространства в Нидерландах, Италии, Иране и других странах, где зимуют стаи российских птиц. Для зимовки им остается все меньше и меньше места, на небольших площадях скапливается огромное количество птиц. Им не хватает корма, и к тому же они становятся легкой добычей многочисленных охотников.

По официальным данным (без учета браконьерства) водоплавающих птиц сейчас добывают в год около 5,7 млн особей, причем основное их количество заготавливается в Поволжском, Уральском, Западно-Сибирском и Дальневосточном районах. Местами добывается до 40% их общей численности, что, например, для речных уток является величиной, близкой к предельно допустимой.

Степная, луговая и полевая дичь. Прежде целинные степи на юге России изобиловали пернатой дичью: стрепетом и дрофой.

Еще в середине XIX в. в Воронежской губернии встречались тысячные стаи стрепетов. Распашка степей и неумеренная охота привели к тому, что птицы стали весьма редкими.

Похожая судьба у перепелов. Но эти птицы приспособились к жизни в культурном ландшафте, и встретить их можно не только в степях, но и на лугах, полях. Однако на зиму перепел улетает в средиземноморские страны, где его заготавливают в промышленных масштабах (например, в Италии, Алжире, Египте). Стреляют его и на путях перелета — на Кавказе и в Крыму. В настоящее время эту ценную птицу в России выращивают на специальных фермах в основном для получения яиц, которые являются ценным диетическим продуктом.

Нельзя не упомянуть и о фазане — одной из красивейших охотничьих птиц. Водятся фазаны в кустарниковых и тростниковых зарослях южных рек (Волга, Кубань, Терек) и на юге Приморского края. Они ведут наземный образ жизни. На охоте их травят собаками, а затем стреляют на взлете. Их количество уменьшается не только из-за неумеренной охоты, но и из-за того, что уничтожаются места их обитания.

Численность основных видов птиц, являющихся объектами охоты в России, тыс. особей

Морская пернатая дичь. Водятся в российских морях “меховые” птицы: гаги, кайры, топорки, бакланы. Называются они так потому, что обладают прекрасным теплым пухом. Изделия из него могут заменить меховые: они очень теплые и к тому же легкие. Именно такую одежду носят полярники, альпинисты, космонавты, летчики. Живут эти птицы в крайне суровых климатических условиях, и без теплого пуха они не могли бы высидеть птенцов. Например, гаги устилают пухом свои гнезда, а кайры кладут яйца на лапки и греют их пушистым брюшком.

Гаги живут на северных морских побережьях. Для гнезд выбирают они укромные уголки, где, затаившись, высиживают птенцов. Другие же птицы для гнездования выбирают места не укромные, а неприступные, например, окруженные морем скалы, и не уединяются, а собираются большими стаями. Такие места гнездовок называются птичьими базарами. Издавна местные жители добывали там яйца, мясо, шкурки, пух, перо. Этот промысел не утратил своего значения и сейчас. Самые крупные птичьи базары находятся на Новой Земле, острове Врангеля и Новосибирских островах в Северном Ледовитом океане. Там водятся кайры, тупики, гагарки, люрики, моёвки, полярные чайки. Богаче видами тихоокеанские птичьи базары, больше всего там глупышей, кайр, топорков и бакланов.

geo.1september.ru

: Меха России :: Производство пушнины :: Звероводство

В России выращивают норку, песца, соболя, лисицу, нутрию, хоря, енотовидную собаку. Треть клеточной пушнины получают на севере Европейской части (в основном в Карелии, Ленинградской и Мурманской областях), треть - в центре и на юге, треть - в Сибири, на Урале и на Дальнем Востоке.

Звероферма - это промышленное предприятие, на котором в клетках (шедах) выращивают зверьков. Для них готовят корма, включающие все необходимые компоненты для роста и хорошего опушения. Также осуществляются все необходимые ветеринарные мероприятия (вакцинация и т.д.), для того, чтобы поголовье зверей было здоровым. Главной гордостью российского звероводства по праву считается соболь. Только в нашей стране этого зверька разводят в промышленных масштабах многие десятилетия. Одно из важнейших достижений российских звероводов - черный соболь, получивший международное признание, был выведен в зверосовхозе "Пушкинский", который и стал основным центром соболеводства в нашей стране.

Разведение пушных зверей для получения шкурок в России начали практиковать еще в XVIII веке. Тогда было распространено полувольное - избяное звероводство, когда поголовье находилось в диком состоянии, а отловленный молодняк выращивался в специально построенных для этого срубах. А в конце XVIII в. было положено начало островному - вольному звероводству: выпущенные на острова звери не могли мигрировать на материк, и размножались на ограниченной территории, где осенью их легко отлавливали.

Однако разведение зверей в неволе оказалось более перспективным, чем предшествующие опыты. Уже к середине XIX века в России достигли успеха в клеточном разведении песцов и лисиц. Помог становлению русского национального дела А.В. Мальнер, написавший первую книгу по звероводству и основавший "Российское общество хозяйственного разведения промысловых животных и представителей дичи".

Звероводство в России было поставлено на промышленную основу в конце 20-х - начале 30-х годов XX века. Создавались крупные фермы и небольшие зверофермы в колхозах, к работе привлекались крупные ученые, в Московском зоотехническом институте, от которого впоследствии отделился Институт пушного звероводства (позже Московский пушно-меховой институт), готовили квалифицированных специалистов-звероводов.

К началу 40-х годов в стране насчитывалось уже более 30 зверосовхозов, которые обеспечивали поголовьем сотни колхозных ферм и поставляли пушнину на экспорт. Чаще всего в хозяйствах разводили серебристо-черную лисицу.

Развитие пушного звероводства было прервано войной, однако удалось сохранить лучшее поголовье, и уже к 44-му году довоенное поголовье было восстановлено. После войны была проведена реконструкция клеточного хозяйства. Первые годы все усилия были направлены на увеличение поголовья, но в 60-х годах звероводы активно занялись селекцией, стремясь получить новые окраски зверей. Так были получены сапфировая норка, темная серо-голубая с фиолетовым оттенком, пятнистая и многие другие.

В 70-80-е годы уровень поголовья зверей стабилизировался, и дальнейшие развитие звероводства было направлено на увеличение зверохозяйств и их специализацию. Период наивысшего подъема звероводства в нашей стране пришелся на конец 80-х, когда в год производилось более 16 млн. шкурок, большая часть которых приходилось на норку (около 14 млн. шкурок). Другими лидерами производства были песец, лисица, нутрия, соболь и хорь.

Произошедший за последние 10 лет резкий спад в российском звероводстве автоматически сократил объемы продаж клеточной пушнины: общее производство норки, песца и лисицы сократилось с 16,9 млн. шт. в 1990 году до 3 млн. шт. в 2000 г., т.е. более чем в пять раз. Сейчас из зверохозяйств работают только около 40 (в советские времена их насчитывалось до 250). Но результаты последних трех сезонов позволяют говорить, что началось возрождение отрасли, поголовье зверей увеличивается и качественные характеристики клеточной пушнины улучшаются.

www.sojuzpushnina.ru